Фома Больший (rutopist) wrote in inache_net,
Фома Больший
rutopist
inache_net

Движение винта

Продолжающаяся история с пензенскими затворниками напомнила фрагмент из давней работы Алексея Широпаева Патология "благодати":

В. Розанов в Метафизике христианства предлагает представить любую цельную систему взглядов в образе этакого винта, который можно ослабить, а можно и затянуть до предела, но в любом случае остается неумолимое направление резьбы, т.е. логика развития идеи. Причем сущность идеологии обнаруживается только на затяге, в т.н. крайностях. Например, сущность коммунизма наиболее очевидна не в сонливом брежневизме, а в ленинском большевизме, в троцкизме, в маоизме, в кампучийской пол-потовщине. Так же обстоит дело и с христианством. Исторически сложившаяся, широко понимаемая Церковь - католицизм, православие - это, условно говоря, ослабленный винт, это оппортунизм и вынужденный компромисс с языческой культурой, с миром, с жизнью. Сия метаморфоза как в капле воды отражена в приведенном В. Розановым рассказе радикала-старовера, поначалу решившего запоститься, т.е. уморить себя голодом: Три или четыре дня ничего ни ем и не пью, - вижу - нет светопреставления; я напился водицы на четвертый день. На пятый день нет светопреставления - я съел баклажанчик. Так прошло две недели, вижу, - светопреставления нет, в острог не берут, войны нету. Что такое, думаю себе, - и стал хлеб есть, и так помаленьку стал все есть.

Первоначальное христианство - это именно желание запоститься. Однако скорый конец света, обещанный в Евангелии, не состоялся, а значит надо было как-то устраиваться на ЭТОМ свете. Пришлось съесть баклажанчик: с оговорками благословить семью и брак, государство и искусство, хозяйствование и военную службу. В конечном счете для церковного начальства этот компромисс (духовность под осетринку, паломничества в спецвагонах и в персональных авто) оказался не лишенным известной приятности. Сущность же изначального, катакомбного христианства, христианства как такового, наиболее очевидна в сектах крайнего толка. Именно они пронесли сквозь века чистоту идеи. Что такое фанатизм? - спрашивает В. Розанов и отвечает: Только сильнейшая вера - вера, доведенная до равенства с реальным ощущением. Поэтому, скажем, А. Дворкин - это сектант-ренегат, социал-демократ , пытающийся обличать истинных ленинцев.

Весомую часть Метафизики христианства составляет документальный рассказ об общине староверов в терновских плавнях под Тирасполем, которые, во избежание переписи населения (ИНН! ИНН!), будучи уверенными в скором пришествии антихриста, закопались, т.е. заживо погребли себя в специально вырытых для этого ямах - всего двадцать пять человек, включая женщин и детей. Все погибли мучительной медленной смертью от удушья. Благополучные официозные попы пытались представить подобные эпизоды как частные случаи местного изуверства , как сектантские извращения, якобы не имеющие отношения к сути христианского вероучения. Отметив, что уверенность в скором пришествии антихриста, это Общие христианские ожидания, ничуть не местные , В. Розанов отвечает попикам : Ваши черные книги, какие вы сунули в руки народу, и ад, а не рай, вами проповедуемый, - все это привело к болезни страха, к печальному заболеванию отчаянием, мировым, от которого и погибли эти люди, чистейшие, нежнейшие из людей . Пост, - пишет он, - начало самоуморения, самозакапываний, самосожжений и проч. Религия, где есть посты, как идеал жития, непременно где-нибудь выразится и в идеальном самоубийстве. Все само собой! Все от зерна!.. По образному выражению В. Розанова, пост - это ось, на которой едет колесо христианства. Он развивает свою мысль: Поститься просто (по-нашему), поститься истово (мужики), поститься строго (монастыри), поститься очень строго (схимники, юродивые, блаженные, святые), держать великий пост (великие святые Египта и Сирии, первых веков христианства), запоститься, умереть (ревностные люди старой веры у нас). Явно, что здесь везде мы имеем градации одного явления - нажим одного винта, в одну гайку, в одном направлении.


Собственно, христианство из пещер и вылезло. Затворничество - это не какое-то "сектантство", но изначальный христианский стиль. Как в данном случае точно сообщает Википедия,

Затворники — христианские подвижники, которые добровольно заключали себя на целую жизнь в пещеры и кельи, чтобы отдаться там постоянной молитве.

Случаи выхода их оттуда бывали крайне редки и обусловливались какими-нибудь весьма вескими причинами общественного или частного свойства.


Интересно, что исторические случаи такого пещерного затворничества - причем в той же Пензенской области (!) - РПЦ МП на своем официальном сайте изображает именно как "подвижничество":

Подземный храм, находящийся на глубине пяти метров, был обнаружен краеведами в поселке Сазанье Сердобского района Пензенской области год назад, а раскопки ученые и священнослужители начали прошлой зимой. Когда-то эта пензенская пещера стала кельей старца-затворника Серафима, который прожил на Сазань-горе до 1918 года, сообщает ГТРК «Пенза».

В 1904 году рядом с кельей отца Серафима поселился сердобский мещанин Андрей Грузинцев. Он построил в пещере на собственные деньги церковь во имя Николая Чудотворца. Впоследствии здесь, под землей, в затворническом уединении жили около 30 старцев-подвижников.


Но вот сегодняшних затворников они "подвижниками" почему-то не называют... Более того, видный деятель Митрополитбюро Кирилл обвиняет их именно в "сектантстве"! Но какое же "лекарство" предлагается?

«То, что происходит сегодня в Пензенской области, – это самый наглядный пример того, что может быть в стране и обществе, если общество лишено религиозного образования», – заявил Владыка Кирилл.

Мало? Или наоборот пережали?..

Tags: философский камень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments